Ссылки


Rambler's Top100

Rambler's Top100

Последние новости

Популярное

Молот ведьм E-mail


Яков преследовал тех судей, которые выносили мягкие приговоры. Ураган жестокости пронесся по Англии, когда какой-то проходимец Матвей Гопкинс объявил себя главным ищейкой ведьм он обошел Эссекс, Суссекс, Норфольк и везде искал виновных он довел до смерти сотни людей и вызвал такой гнев народа, что, в конце концов, сам был заподозрен в ведовстве, подвергнут пытке водою и убит. Вскоре в Нью-Кэстле появился второй генеральный ищейка, получавший за каждого обнаруженного преступника 20 шиллингов. Ищейка быстро накопил изрядную сумму, но вызвал против себя страшное возмущение народа. Арестованный и привлеченный к суду, он сознался, что отправил на костер 220 невинных женщин. Его душила кровь невинных, пролитая за серебренники. Генеральный ищейка погиб в огне.

Денежный момент вообще играл очень значительную роль в ведовской инквизиции, и не без основания каноник Корнелий Лоос называл процессы против ведьм алхимией, с помощью которой из человеческой крови получаются серебро и золото. На ландтаге 1522 г. в Нюрнберге сторонники Лютера заявляли, что Рим берет 2 1/2 гульдена с каждого человека, на которого поступает донос в ведовстве, но которому удается установить полную непричастность к этому тяжкому греху. Летописец XVI века описывает нищету, охватившую Трир и его окрестности, но прибавляет, что теперь богаты судьи, следователи и инквизиционные ищейки: палач и его жена ходят даже в серебре и золоте. Когда доходность процессов стала падать, начало уменьшаться и их число,- так заявляет С. Зугенгейм в своем серьезном описании Баварии XVI века, хотя прибавляет, что и в плохие годы палач зарабатывал на ведьмах 169 талеров. В Кобурге доносчики ежегодно получали в конце XVI века с преступника 4-5 талеров. Князь-епископ Ольмюца выдал судье Боблигу 246 гульденов за его труды, причем за сожжение в Проснице двух выдающихся ведьм была выдана изрядная дополнительная сумма. Боблиг жил только с доходов от ведовских процессов. Рицлер в своих основательных работах о ведовстве в Баварии рассказывает, как в целом ряде баварских городов установилось мнение, что кататься на тройке лошадей могут себе позволить лишь духовные судьи. В 1628 г. в Дибурге судье было выдано свыше 250 гульденов, причем расчет производился по 3 гульдена за преступника.

После Тридцатилетней войны разоренные мелкие германские владетельные особы видели в процессах против ведьм средство улучшить свое положение, и приводимые старым писателем Горстом слова о том, как в Линдгейме судья Гейс доказывал владетелю города, как много пользы он извлечет из преследований ведьм, являются прекрасной иллюстрацией положения мелких рыцарей Германии после страшной Тридцатилетней войны. Гейс говорил убежденно и мог сослаться на собственную практику: из его отчетов было видно, что он во время арестов виновных в ведовстве собрал наличными деньгами 188 талеров. В Эсменгене процессы против ведьм в 1662-1663 гг. потребовали расхода в 2300 гульденов, а чистый барыш достиг 1045 гульденов. Инквизитор рвал на себе волосы вследствие этих больших расходов, но, по-видимому, сократить их было невозможно: юридическим факультетам Страсбурга, Тюбингена и Гейдельберга пришлось платить за удостоверения, что виновные подлежат именно духовному суду священникам надо было платить за заботу о душе тех, виновность коих вызывала сомнения. Впрочем, установилась практика - священникам, вместо денег, выдавать крепкое вино - согласно присказке:
Bonum vinum cum sapore
Bibat abbas cum priore

(хорошее вино с пеной пусть, де, пьет аббат с приором). -В деле выпивки установился полный демократизм, и представители духовенства говорили:
Bibat servus et ancilla,
Bibat herus, bibat hera
Ad bibendum nemo serus

(Пусть пьет крепостной, пусть пьет прислуга, господин и госпожа - выпивать никогда не поздно).

Иногда представитель церкви не гнушался ни пивом, ни хлебом.

Все расходы по ведовским процессам покрывались из средств осужденных или просто привлеченных к ответственности ведьм и колдунов. Конфискации подлежало не только недвижимое имущество, но и все движимое, вплоть до предметов первейшей необходимости. Обратно оправданный ничего не получал.