Ссылки


Rambler's Top100

Rambler's Top100

Последние новости

Популярное

Глава 10 закон свободы E-mail

Глава десятая

«Закон свободы»



§ 132. Естественная свобода

825. Есть ли где-нибудь в свете такие положения, где бы человек мог льстить себе, будто он пользуется полной свободой?
"Нет, потому что вы все нуждаетесь друг в друге, малые, как и великие."

826. Каким было бы состояние, в котором человек мог бы пользоваться полной свободою?
"Состояние отшельника в пустыне. Если два человека оказываются вместе, они должны уважать права друг друга, а следовательно, и не имеют более полной свободы."

827. Обязательство уважать право другого, отнимает ли оно у человека право принадлежать самому себе?
"Нисколько, ибо это есть право, данное ему самой природой."

828. Как примирить либеральные мнения некоторых с тем деспотизмом, какой они зачастую проявляют в своем быту и со своими подчиненными?
"Они понимают естественный закон, но это понимание имеет у них противовесом гордыню и эгоизм. Они понимают то, что должно быть, если только их принципы не являются комедией, разыгрываемой по расчету, но они им не следуют."

— Зачтется ли им в иной жизни исповедование здесь иных принципов?
"Чем больше у человека ума, чтоб понять какой-либо принцип, тем менее ему извинительно не применять его к самому себе. Говорю вам истинно, что простой, но искренний человек более продвинулся на пути Божьем, нежели тот, кто желает только слыть, а не быть."

§ 133. Рабство

829. Есть ли люди, которые, так сказать, самой природой предназначены к тому, чтобы быть собственностью других людей?
"Всякое полное подчинение одного человека другому противно закону Божьему. Рабство есть злоупотребление силой: оно исчезнет вместе с прогрессом, как мало-помалу исчезнут все злоупотребления."

Человеческий закон, освящающий рабство, есть закон, идущий вразрез с природой, поскольку он уподобляет человека скотине и нравственно и физически унижает его.

830. Когда рабство соответствует нравам какого-либо народа, то виновны ли те, кто пользуется им, ведь они поступают всего лишь в согласии с обычаем, каковой представляется им естественным?
"Зло всегда есть зло, и все ваши софизмы не устроят так, чтобы дурное действие стало хорошим, а злое добрым; но ответственность за зло соразмерна со. средствами, какими человек располагает, чтобы понять его. Кто извлекает выгоду из закона, освящяющего рабство, тот всегда повинен в нарушении закона природы; но степень вины в этом, как и во всем, относительна. Поскольку рабство перешло в нравы некоторых народов, то человек может доверчиво тюльзоваться им как чем-то представляющимся ему вполне естественным: но как только его развившийся ум, и в особенности просвещенный знаниями христианства, указал ему в рабе на равного ему перед Богом, то у него более нет оправдания."

831. Естественное неравенство склонностей, не ставит ли оно некоторые человеческие расы в зависимость от рас более разумных?
"Да, для того чтобы возвысить их, а не за тем, чтобы больше оскотинить их в рабстве. Люди слишком долго рассматривали некоторые человеческие расы просто как рабочих животных, наделенных руками, и поверили, будто обладают правом продавать их, словно вьючных животных. Они полагают, будто они сами более чистой крови; глупцы, не видящие ничего, кроме материи! Не кровь может быть более или менее чистой, но именно дух!" (См. №№ 361-803).

832. Есть люди, человечно обращающиеся со своими рабами, предоставляющие им все необходимое; они полагают, что свобода, данная им, подвергла бы их куда большим лишениям; что вы скажете об этом?
"Я скажу, что такие рабовладельцы лучше понимают свои интересы; столь же большую заботливость они выказывают к своим коровам и лошадям, для того чтобы получить от тех больше прибыли на рынке. Они не так виновны, как те, которые обращаются с ними жестоко, но все же они поступают с ними, как с товаром, как с вещами, лишая их права принадлежать самим себе."

§ 134. Свобода мышления

833. Есть ли в человеке что-либо, ускользающее от всякого принуждения, и в чем он пользуется полной свободой?
“В своей мысли человек пользуется неограниченной свободой, ибо она не знает преград. Можно остановить ее выход, но не уничтожить ее.”

834. Ответственен ли человек в своей мысли?
“Он ответственен в ней перед Богом; так как один Бог может знать ее, то Он осуждает или прощает ее в согласии со Своей справедливостью.”

§ 135. Свобода совести

835. Свобода совести, является ли она следствием свободы мышления?
“Совесть есть задушевная мысль, принадлежащая человеку, как и все прочие мысли.”

836. Имеет ли человек право ставить пределы свободе совести?
“Не более, чем и свободе мысли, ибо одному только Богу принадлежит право судить совесть. Если человек через свои законы регулирует отношения человека к человеку, то Бог законами природы регулирует отношения с Богом.”

837. Каков результат сковывания свободы совести?
“Принуждать людей действовать не в согласии с тем, что они думают — значит превращать их в лицемеров. Свобода совести есть один из признаков истинной цивилизации и прогресса.”

838. Всякая ли вера заслуживает уважения, даже если известно, что она заведомо ложна?
“Всякая вера заслуживает уважения, если она искренняя и побуждает человека творить добро. Вера, заслуживающая порицания, есть та, коия ведет ко злу.”

839. Позволительно ли порочить веру того, кто думает не так, как мы?
“Это значит не иметь милосердия и. покушаться на свободу мысли.”

840. Значит ли покушаться на свободу совести, если ставить препоны верованиям, природа коих такова, что они могут будоражить общество?
“Можно пресечь действия, но глубинная сокровенная вера недоступна внешним посягательствам.”

Пресекать внешние действия какой-либо веры, когда эти действия причиняют кому-либо вред, это вовсе не значит покушаться на свободу совести, ибо пресечение это оставляет вере ее полную свободу.

841. Должно ли из уважения к свободе совести позволить распространение вредных учений, или же можно, не ущемляя этой свободы, стремиться вернуть на путь истинный тех, кто был совлечен с него ложными принципами?
“Определенно, это можно и даже должно: но, по примеру Христа, учите мягкостью и убеждением, а не силой, в противном случае это будет даже хуже, чем вера того, кого хотите убедить. Если и есть что-либо, что было б дозволено навязывать, то это добро и братство всех людей; но мы не считаем, что насилие — средство к тому, чтобы достичь их: убежденность не навязывает себя.”

842. Поскольку все учения имеют притязание быть единственным выражением истины, то по каким признакам можно узнать то из них, которое действительно имеет право считаться таковым?
“Это будет то учение, которое формирует больше людей добра и меньше лицемеров, т. е. претворяет закон любви и милосердия в его наибольшей чистоте и в самом широком его приложении. По этому признаку вы узнаете, что какое-либо учение хороню, ибо всякое учение, которое бы следствием своим имело утверждение разъединения и установление разграничений между детьми Божьими, может быть лишь ложным и вредным.”

§ 136. Свобода воли

843. Свободен ли человек в своих действиях?
“Поскольку у него есть свобода мысли, то есть и свобода действия. Без свободы воли человек был бы только машиной.”

844. Обладает ли человек свободой воли от самого своего рождения?
“Свобода действия существует, как только появляется воля к совершению действия. На начальном этапе жизни человека свобода практически сводится к нулю; она развивается и меняет свою направленность вместе со способностями человека. Поскольку, у ребенка мысли находятся в связи с потребностями его возраста, то он направляет свободу своей воли на вещи, ему необходимые.”

845. Инстинктивная предрасположенность к совершению тех или иных действий, привносимая духом при рождении человека, не является ли она препятствием к осуществлению свободы Воли?
“Инстинктивная предрасположенность человека к каким-либо действиям является предрасположением его духа, бывшего у него перед данным воплощением; в зависимости от степени его развитости, эта предрасположенность может повлечь его к совершению предосудительных действий, и в этом он будет пособляем духами, коим созвучны те же настроения; но все же вовсе не существует необоримого вовлечения во зло, когда есть воля к сопротивлению. Вспомните, что хотеть значит мочь.” (См. № 361).

846. Оказывает какое-либо влияние на поступки человека в жизни его физическое устроение? и если да, то не происходит ли это за счет ущемления свободы воли?
“Дух, разумеется, испытывает на себе влияние материи, которая может сковывать его в проявлениях его: вот почему в мирах, где тела менее материальны, чем на Земле, способности его проявляются с большей свободой, но орудие не дает самой способности. Здесь, впрочем, следует различать способности нравственные и способности умственные; и если у человека есть потребность убивать, то несомненно, что ею обладает его дух, а не его органы. Тот, кто уничтожает в себе мысль, чтобы заниматься лишь материей, делается схож со скотом, и даже хуже того, ибо он не помышляет более о том, чтобы уберечься от зла, и в этом его вина, потому как он поступают так по собственной воле.” (См. № 367 и далее, “Влияние организма”).

847. Нарушение способностей, не лишает ли оно человека свободы воли?
“Тот, чей ум смятен какой-либо причиной, более не является хозяином своей мысли, и с того мига не обладает свободой. Нарушение это зачастую является наказанием для духа, каковой в прошлой своей жизни мог быть тщеславен и спесив и из-за того мог дать плохое применение своим способностям. И вот теперь он может родиться в теле идиота, как деспот может оказаться в теле раба, а скупец — одушевить оболочку нищего; но дух его при этом страдает от Такого принуждения, вполне им осознаваемого; в этом вот и выражается действие материи.” (См. № 371 и далее).

848. Нарушение умственных способностей, вызываемое пьянством, извиняет ли оно предосудительные деяния?
“Нет, ибо пьяница добровольно лишил себя ума, чтобы удовлетворить скотские страсти: вместо одной вины он делает две.”

849. Какая способность преобладает в человеке в диком состоянии — инстинкт или свобода воли?
“Инстинкт; что, однако, не мешает ему поступать в некоторых вещах с полной свободой: но, как и ребенок, он приноравливает эту свободу к своим нуждам, и она развивается вместе с умом; следовательно, если ты более просвещен нежели дикарь, то ты также и более ответствен, чем он, в том, что ты делаешь.”

850. Положение, которое занимает человек в обществе, не является ли оно порой препятствием к полной свободе действий?
“У мира, конечно, свои требования; но Господь справедлив: Он все принимает в расчет и оставляет вам ответственность в той малости усилий, какую вы прилагаете, чтобы преодолеть препятствия.”

§ 137. Судьба, рок, неизбежность

851. Есть ли судьба, неизбежность в событиях жизни в том смысле, какой обычно придают этому слову, т. е. все ли события предопределены, и что в таком случае остается от свободы воли?
“Судьба заключается лишь в выборе, какой сделал дух, воплощаясь в то или иное тело, потому что он должен будет в зависимости от этого своего выбора выдержать те или иные испытания. Избрав себе испытание, он создает себе своего рода новую судьбу, являющуюся следствием того положения, в котором он находится; я говорю об испытаниях физических, ибо что касается испытаний нравственных и искушений, то дух. сохраняющий свободу своей воли по отношению к добру и злу, всегда волен поддаться соблазну или устоять. Какой-либо благой дух, видя, что он слабеет, может прийти к нему на помощь, но не может влиять на него так, чтобы подчинить его волю себе. Злой же, т. е. низший дух, показывая ему и всячески перед ним преувеличивая физическую опасность, может вывести его из равновесия и устрашить; но воля воплощенного духа все равно остается свободной ото всяких пут.”

852. Есть люди, коих рок словно бы преследует вне зависимости от того, Как они поступают; не является ли судьба причиною их несчастий?
“Может быть, это как раз те самые испытания, коим они должны подвергнуться и которые ими же и были выбраны: но опять-таки вы ставите на счет судьбы то, что чаще всего есть лишь последствие вашей собственной ошибки. В бедах, преследующих тебя, старайся, чтобы совесть твоя была чиста, и в этом будет половина твоего утешения.”

Справедливые или ложные понятия, какие мы составляем себе о вещах, обусловливают наш успех или неудачу в зависимости от нашего характера и общественного положения. Мы находим более простым и менее унизительным для нашего самолюбия приписать неуспехи наши року или судьбе, а не собственной нашей ошибке. Если влияние духов иногда и способствует этому, то мы всегда все же можем уклониться от этого влияния, оттолкнув от себя мысли, ими нам внушаемые, когда мысли эти дурны.

853. Некоторые люди избегают одной смертельной опасности словно бы затем, чтобы угодить в другую; кажется, будто они не могли избежать смерти. Нет ли в этом какой-то неизбежности?
“Неизбежно, в истинном значении этого слова, лишь само по себе мгновение смерти; и когда мгновение это пришло, то наступи оно тем средством или иным, вы не сможете от него уклониться.”

— Стало быть, какая бы опасность нам ни грозила, мы не умрем, если наш час не пришел?
“Нет, ты не погибнешь, если не пробил твой час, и тому у тебя есть тысячи примеров: но когда час твоего ухода пришел, ничто не может оградить тебя. Богу заранее известно, каким родом смерти ты уйдешь отсюда, и часто дух твой также знает это, ибо это открывается ему, когда он выбирает себе ту или иную жизнь.”

854. Из неизбежности часа смерти следует ли, что те меры предосторожности, какие человек принимает, чтобы избежать ее бесполезны?
“Нет, ибо меры предосторожности, принимаемые вами, подсказываются вам с той целью, чтобы вы избежали грозящей вам смерти; они суть одно из средств для того, чтобы она не пришла, пока час ваш не пробил.”

855. Тогда с какой целью Провидение заставляет нас подвергаться опасностям, кои не должны иметь последствий?
“Когда твоя жизнь подвергается опасности, то это предупреждение, которого ты сам хотел, чтобы опасности избежать и сделаться лучше. Когда ты ускользаешь от гибели и находишься еще под влиянием опасности, которой ты подвергался, ты более или менее интенсивно, в зависимости от силы действия благих духов, помышляешь о том, чтобы стать лучше, чем ты был. Если бы смерть злого духа происходила внезапно (я говорю „злого", подразумевая зло, еще содержащееся в нем), то, пока этого не случилось, ты, ни о чем не подозревая, думал бы, что всегда можешь избежать прочих опасностей, и по-прежнему давал бы выход своим страстям. Опасностями, которым вы подвергаетесь, Господь напоминает вам о слабости вашей и о непрочности вашего существования. Если глубоко изучить причину и природу опасности, то будет видно, что она чаще всего последствие наказания за совершенную ошибку или пренебрежение вами обязанности. Так Бог напоминает вам о необходимости вернуться в самих себя и заняться самоулучшением.” (См. №№ 526-532).

856. Известно ли духу заранее, какой смертью он умрет?
“Он знает, что тот или иной образ жизни, который он себе избрал, подвергает его опасности умереть каким-то одним, вполне определенным способом, а не другим: но он знает также, какую борьбу ему придется вести, чтобы опасности этой избежать, и что, если Бог того дозволит, он в этой борьбе не падет.”

857. Есть люди, подвергающие себя опасностям в бою с той убежденностью, что их час еще не пробил: есть ли какое-то обоснование у этой доверчивости?
“Очень часто у человека бывает предчувствие своего конца, как может у него быть и предчувствие того, что он еще не умрет. Предчувствие это приходит к нему от духов-защитникрв, желающих предупредить его, чтобы он был в готовности к уходу, или поддержать его смелость в те минуты, когда она ему всего более необходима. Оно может приходить к нему также от интуиции, касающейся всего, связанного с избранным им существованием или миссией, взятой им на себя, и которую, как он знает, он должен исполнить.” (См. №№ 411-522).

858. Чем вызвано то, что те, кто предчувствуют свою смерть, обыкновенно страшатся ее меньше остальных?
“Смерти страшится человек, но не дух; тот, кто предчувствует ее, думает скорее как дух, чем как человек: он понимает, что она несет ему освобождение, и он ждет.”

859. Если нельзя избежать смерти, когда она должна произойти, то так ли обстоит дело и со всеми прочими событиями, происходящими с нами в жизни?
“Все это зачастую весьма незначительные вещи, чтобы мы могли предупреждать вас о них, но иногда мы помогаем вам избежать их, направляя вашу мысль, ибо мы не любим материальное страдание; но это не имеет особого значения для жизни, которую вы избрали. Настоящая неизбежность заключается в часе, когда вы должны появиться здесь или уйти отсюда.”

— Есть ли события, неизбежно должные произойти и которые воля духа не могла бы предотвратить?
“Да, но которые ты, будучи в состоянии духа, видел и предчувствовал, когда делал свой выбор. Однако не верь, чтобы все, что случается, было „на роду написано", как вы говорите: событие зачастую есть следствие того, что ты сделал по собственной воле, не сделай ты этого — событие не имело бы места. Ты обжег себе палец — так что же? это последствие твоей неосторожности и свойство материи; лишь великие страдания, важные события, могущие повлиять на нравственность, предусмотрены Богом, потому что они полезны для твоего очищения и просвещения.”

860. Человек своей волей и своими действиями может ли сделать так, чтобы события, должные произойти, не произошли, и наоборот?
“Он это может, если это кажущееся отклонение входит в жизнь, которую он прежде себе избрал. Затем, он может это, чтобы творить добро, как оно и должно быть, и так как это единственный смысл жизни, он может препятствовать злу, в особенности тому, которое могло бы содействовать злу еще большему.”

861. Человек совершающий убийство, знает ли он, выбирая себе это существование, что он станет убийцей?
“Нет, он знает лишь, что для него, раз он выбрал жизнь в борьбе, есть вероятность убить одного из себе подобных, но он не знает, сделает ли он это, ибо почти всегда он размышляет перед свершением преступления: тот же, кто размышляет о своем поступке, всегда волен делать или не делать его. Если бы дух знал заранее, что как человек он должен будет совершить убийство, то это означало бы, что он был предопределен к нему заранее. Знайте же, что никто не предопределен к совершению преступления и что всякое преступление, как и любое другое действие, всегда является выражением воли и свободы этой воли. Вы, однако, всегда путаете две весьма различных вещи: материальные события жизни и деяния жизни нравственной. Если иногда и есть неизбежность, то лишь в материальных событиях, причина которых лежит вне вас и которые не зависят от вашей воли. Что касается деяний нравственного порядка, то они идут от самого человека, всегда имеющего свободу выбора: для его поступков, стало быть, никогда нет неизбежности.”

862. Есть люди, у которых ничего не получается и которых словно преследует злой рок во всех начинаниях: ведь можно же назвать это неизбежностью?
“Это действительно неизбежность, если ты хочешь это так назвать; но она связана с выбором рода существования, потому что эти лица пожелали себе в качестве испытания жизнь, полную разочарований, дабы дать упражнение своему терпению и смирению. Однако не думай, будто эта неизбежность абсолютна; она часто есть результат того, что люди пошли неверным путем, и никак не связана с их умом и склонностями. Кто хочет переплыть реку вплавь, не умея плавать, имеет много шансов утонуть: так же обстоит дело и с большинством событий в жизни. Если бы человек брался только за то, что соответствует его возможностям и умениям, то он почти всегда добивался бы успеха: губят его собственное самолюбие и тщеславие, заставляющие его сойти с пути своего и принять за призвание всего лишь желание удовлетворить определенные страсти. Ему это не удается, и в этом его ошибка; но вместо того, чтобы взять вину на себя, он предпочитает винить свою „звезду". Так иной был бы отменным рабочим и честно зарабатывал бы себе на жизнь, но он предпочел сделаться скверным поэтом и умереть с голоду. Места хватило бы для всех, если бы каждый умел занять место именно свое.”

863. Не понуждают ли человека общественные нравы часто следовать скорее одним путем, чем другим, и разве не находится он под контролем общественного мнения в том, что касается выбора им своих занятий? То, что называют „ложным стыдом", не является ли оно препятствием к проявлению свободы воли?
“Общественные нравы создают люди, а не Бог; если люди подчиняются им, значит, они их устраивают, и в этом еще одно проявление свободы их воли, поскольку, если б они желали, они могли бы от этого освободиться; так что к чему жаловаться? Не общественные нравы должны они осуждать, но свое глупое самолюбие, которое заставляет их скорее умереть с голоду, чем нарушить эти установления. Никто не зачтет им эту их жертву, принесенную общественному мнению, тогда как Бог зачтет им, если в жертву они принесут свое тщеславие. Все это не значит, будто надо бравировать общественным мнением без нужды, как делают это некоторые люди, наделенные скорее чудачеством, чем истинной жизненной мудростью; в том, чтобы дозволить показывать на себя пальцем и выставлять себя как курьезного зверя, столько же неразумия, сколько действительной мудрости в том, чтобы добровольно и безропотно спуститься ниже, когда не можешь находиться на самом верху лестницы*.”

864. Если есть люди, которым судьба враждебна, то другим, похоже, она благоприятствует, ибо все им удается: чем Это вызвано?
“Это происходит часто потому, что они лучше умеют взяться за любое дело: но также это может быть и своего рода испытанием; успех опьяняет их, они доверяются своей судьбе и позднее нередко расплачиваются за эти самые успехи жестокими невзгодами, которых они могли бы в свое время избежать при известной Доле осторожности.”

865. Как объяснить удачу, сопутствующую некоторым в обстоятельствах, когда ни воля, ни ум не играют роли: в игре, например?
“Некоторые духи заранее избрали себе определенного рода удовольствия; удача, им сопутствующая, лишь искушение. Тот, кто выигрывает как человек, проигрывает как дух: все это испытание для его гордыни и скупости.”

866. Уж не является ли также и сама судьба, распоряжающаяся, по видимости, нашей материальной участью, следствием свободы нашей воли?
“Ты сам выбрал себе испытание.: чем более оно трудно, чем лучше ты его выдерживаешь, тем больше ты возвышаешься. Те, кто проводят свою жизнь в изобилии и человеческом счастье, суть духи трусливые, застывшие в своем развитии. Таким образом, число несчастных в этом мире значительно превосходит число счастливых, ведь духи в большинстве своем ищут "испытаний, которые были бы для них плодотворнее. Они слишком хорошо видят пустоту ваших почестей и наслаждений. Впрочем, жизнь действительно самая счастливая всегда в движении, всегда в напряжении, а не просто в отсутствии боли.” (См. № 525 и далее).

867. Откуда происходит выражение: „родиться под счастливой звездой"?
“Старый предрассудок, связывающий звезды с судьбой каждого человека; аллегория, которую у некоторых людей хватает глупости понимать буквально.”

____________

* “Глупец садится на видное место лишь затем, чтобы быть там посмешищем.” (Свами Анантананда) (И. Р.)

§ 138. Знание грядущего

868. Может ли будущее быть открыто человеку?
“В принципе будущее сокрыто от него, и лишь в редких и исключительных случаях Господь дозволяет человеку его узнать.”

869. С какой целью будущее скрыто от человека?
“Если бы человек знал будущее, он пренебрегал бы настоящим и не действовал бы с той же самой свободой, потому что его подчинила бы себе мысль о том, что если что-то должно произойти, то ему не надо заботиться об этом, либо же он стремился бы помешать этому. Бог не пожелал, чтобы было так; Он пожелал чтобы каждый мог содействовать исполнению того, что должно произойти, даже если бы человек и хотел противодействовать этому происходящему точно так же и ты сам, не подозревая того, подготовляешь события, которые произойдут в твоей дальнейшей жизни.”

870. Поскольку в интересах дела будущее должно быть скрыто, то почему же Бог иногда дозволяет узнать его?
“Это происходит тогда, когда это предварительное знание должно не препятствовать, но облегчить происшествие события, побуждая действовать не так, как было бы сделано без такого знания. И затем, зачастую это испытание. Перспектива события, которое должно произойти, может пробудить разные мысли: если человек узнает, например, что унаследует состояние, на которое он и не рассчитывает, то он может оказаться движим чувством алчности, радостью увеличения своих земных наслаждений, стремлением завладеть этим состоянием как можно раньше, желая, может быть, смерти тому, кто должен это состояние ему оставить: или же, напротив, перспектива эта пробудит в нем добрые чувства и великодушные мысли. Если же предсказание не исполнится, то это еще одно испытание: испытание того, каким образом перенесет он это разочарование; но его заслуга или вина в хороших или злых мыслях, возникших у него из-за веры в несостоявшееся событие, будет для него так же реальна, как если бы событие это произошло.”

871. Поскольку Бог знает все, то Он знает также и то, выдержит данный человек свое испытание или нет: а коли так, то какова необходимость в этом испытании, поскольку оно не может сообщить Богу ничего такого об этом человеке, что не было бы Ему уже известно?
“С таким же успехом стоило бы спросить, почему Бог сразу не создал человека совершенным (см. № 119); почему человек, прежде чем достичь поры возмужалости, должен пройти через пору детства (см. № 379). Испытание и не имеет целью просветить Господа о достоинствах данного человека, ибо Ему прекрасно известно, чего тот стоит и чего от него ожидать, но цель именно в том, чтобы предоставить человеку всю полноту ответственности за свои действия, ибо он волен совершать или не совершать их. Так как у человека есть выбор между добром и злом, то испытание это имеет целью подвергнуть его искушению злом и оставить за ним всю заслугу в сопротивлении ему: и хотя Богу прекрасно ведомо, выдержит человек или нет, в справедливости Своей Он не может ни наказать его, ни наградить за действие, им не совершенное.” (См. № 258).

То же самое и среди людей. Сколь бы ни был способен тот или иной аспирант, как бы ни были уверены в его успехе, ему не присваивают ученой степени без сдачи экзамена, т. е. без испытания; точно так же И судья приговаривает обвиняемого к наказанию за совершенное им действие, а не за то, которое он мог бы совершить. Чем больше размышляешь над последствиями, которые повлекло бы за собой для человека знание будущего, тем больше видишь, насколько было мудро Провидение, сокрыв его от человека. Уверенность в счастливом событии повергла бы его в бездействие; уверенность в несчастье ввергла бы в уныние; и в том и другом случае силы его были бы парализованы. Вот почему будущее показывается человеку лишь как цель, которой он должен достичь своими усилиями, не ведая о том, через что он должен пройти ради ее достижения. Знание всех происшествий, должных произойти с ним в пути, лишило бы его инициативы и пользования свободой воли: он дал бы повлечь себя фатальному устремлению событий, не используя своих способностей. Когда успех какого-либо дела обеспечен, то человеку и не свойственно о нем думать.

§ 139. Теоретический очерк о движущей силе человеческих поступков

872. Вопрос о свободе воли может быть кратко выражен так: человек не ведом неизбежно ко злу: поступки, им совершаемые, ни в коей мере не писаны заранее; преступления, кои он совершает, никак не являются делом рока. Он может в качестве испытания или искупления избрать себе такую жизнь, в которой у него будут случаи оказаться вовлеченным в преступления, либо из-за среды, в какой он будет посещен, либо по обстоятельствам, которые у него сложатся, но он всегда при этом волен делать или не делать зло. Так, в состоянии духа свобода воли существует в выборе рода жизни и испытаний, а в состоянии человека — в способности уступать или сопротивляться вовлекающим факторам, коим мы подчиняемся добровольно. И задача воспитания— изживать эти дурные склонности; оно сможет с успехом делать это, когда будет основываться на углубленном изучении нравственной природы человека. Через знание законов, управляющих этой нравственной природой, можно будет реформировать систему воспитания, как реформируют ум образованием, а темперамент — гигиеной.
Дух, освобожденный от материи, в скитающемся состоянии выбирает себе будущие свои физические существования в зависимости от степени совершенства, коей он достиг, и именно в этом, как мы сказали, свобода его воли проявляется прежде всего. Свобода эта с его воплощением ни в коей мере не упраздняется; и если он уступает влиянию материи, это значит, что он подвергается тем самым испытаниям, которые он себе избрал, и для того, чтобы ему помогли преодолеть их, он может обратиться за помощью к Богу и благим духам (см. № 337).
Без свободы воли у человека нет ни вины во зле, ни заслуги в добре; и это настолько общепризнанно, что в миру всегда соизмеряют порицание или похвалу с намерением, т. е. с волей; а кто говорит "воля", говорит и "свобода". Человек, стало быть, не смог бы искать себе извинения в своих проступках, ссылаясь на свое устроение и не отрекшись от разума и своего права быть человеком, если только он не уподобляет себя скотине. Если это верно в отношении зла, то оно верно также и в отношении добра; но когда человек делает Добро, то он весьма озабочен тем, чтобы приписать самому себе заслугу совершения его, и не помышляет о том, чтобы благодарить за это свои материальные органы, что доказывает, что он, инстинктивно, вопреки мнению некоторых систематиков, не отрекается от самой прекрасной привилегии рода человеческого — свободы мысли.
Неизбежность, как ее обыкновенно понимают, предполагает предварительную и бесповоротную предопределенность всех событий жизни, какова бы ни была их значимость. Если бы порядок вещей действительно был таким, то человек был бы лишь безвольной машиной. К чему послужил бы его ум, если бы во всех действиях он был неизменно в подчинении у силы судьбы? Такая доктрина, если бы она была истинна, разрушала бы всякую нравственную свободу; для человека не было бы ответственности, и, следовательно, ни добра, ни зла, ни преступлений, ни добродетелей. Верховно справедливый Господь не мог бы наказывать тварь свою за ошибки, не совершать которые от нее б не зависело, ни награждать ее за добродетели, в которых она б не имела заслуги. Подобный закон, помимо того, отрицал бы закон прогресса, ибо человек, ожидающий всего лишь от судьбы, не предпринимал бы ничего, чтобы как-то улучшить свое положение, ибо в таком случае от таких попыток ничто бы не менялось.
"Неизбежность", однако, не пустое слово: она существует и проявляется в том положении, которое человек занимает на земле, и обязанностях, каковые он здесь исполняет по роду существования, какое его дух избрал в качестве испытания, искупления или назначения; он неизбежно испытывает на себе все превратности этого существования и все хорошие И плохие влечения, ему свойственные: но на этом неизбежность и заканчивается, ибо от его воли зависит — уступать или нет этим склонностям. Конкретные события подчинены обстоятельствам, кои он вызывает сом своими действиями и на которые могут повлиять духи через мысли, ими подсказанные (см. № 459).
Неизбежность, стало быть, в происходящих событиях, поскольку эти события суть последствие того существования, которое избрал себе дух; и ее может не быть в результате этих событий, поскольку от человека в его осторожности может зависеть изменить их ход; никогда нет неизбежности в деяниях нравственной жизни.
И лишь в смерти человек абсолютным образом Подчинен неумолимому закону неизбежности, ибо он не может никак избежать приговора, определяющего предел его существования и род смерти, которая должна будет прервать его ход.
Обывательская доктрина учит, будто человек черпает все инстинкты в себе самом; они якобы происходят либо от его физического строения, каковое никак от него не зависит, либо от его собственного характера, который он может пытаться оправдать в своих глазах, говоря, что не его вина, если он так устроен. Спиритическое.учение, очевидно, и в этом смысле более нравственно: оно допускает у человека свободу боли во всей полноте; и говоря ему, что он, делая зло, уступает чужому злому внушению, оно оставляет за ним всю ответственность в этом, поскольку оно признает за ним силу сопротивления, дело, очевидно, более осуществимое, чем если б ему приходилось бороться с собственной природой и характером. Так, согласно спиритическому учению, нет неодолимого вовлечения во зло:
Все духи, в той или иной степени добрые, когда они воплощены, составляют земное человечество; и поскольку Земля наша является одним из наименее развитых миров, то здесь и встречается более злых духов, нежели добрых, вот почему мы видим здесь столько зла и порочности. Надо приложить, стало быть, все наши усилия к тому, чтобы больше не возвращаться сюда еще и после этой остановки и чтобы заслужить честь отдыхать в каком-либо мире лучшем этого, в одном из тех благословенных миров, где добро царит безраздельно и где мы будем вспоминать о нашем прохождении здесь лишь как о времени изгнания.