Ссылки


Rambler's Top100

Rambler's Top100

Последние новости

Популярное

Глава 2 воплощение духов E-mail

Глава вторая


Воплощение духов

§ 29. Цель воплощения

132. Каково назначение воплощения духов?
“Бог вменяет воплощения для того, чтоб привестиих к совершенству, для одних это искупление, для других — поручение. Но чтоб достичь совершенства этого, она должны претерпеть все превратности телесного существования: в этом состоит искупление. Воплощение имеет также и другую цель, и это — непосредственное вовлечение духа во всеобщее дело созидания; для достижения этой цели он в каждом мире берет себе такое тело, такую систему органов, которая бы гармонировала с основной материей данного мира, Дабы выполнять там приказы Божественные. Все устроено таким образом, чтобы, содействуя общему делу, он сам продвигался.”

+ Действие воплощенных существ необходимо для хода Вселенной; но Бог в мудрости Своей желал, чтобы даже в самом этом необходимом действии они нашли средство прогрессировать и приблизиться к Нему. Таким именно образом, по восхитительному закону Провидения, все связуется, все соединяется в природе.

133. Имеют ли духи, с самого начала шедшие по пути добра, нужду в воплощении?
“Все созданы простыми и несведущими; они научаются в битвах и терзаниях телесной жизни. Бог, по справедливости, не мог дать им счастья без труда и работы и, следственно, без заслуги.”

— Но тогда что пользы духам следовать по пути добра, если это не освобождает их от тягот телесной жизни?
“Польза та, что они приходят к цели быстрее; а тяготы жизни зачастую суть следствие несовершенства самого духа; меньше несовершенств — меньше мучений: кто не завистлив, не ревнив, не скуп, не честолюбив, у того не будет и страданий, порождаемых этими недостатками.”

§ 30. О душе

134. Что такое душа?
“Воплощенный дух.”

— Чем была душа до того, как соединиться с телом?
“Духом.”

— Стало быть, души и духи совершенно одно и тоже?
“Да, души суть не что иное, как духи. Прежде чем соединиться с телом, душа является одним из разумных существ, населяющих незримый мир и облачающихся на время в плотскую оболочку, дабы очиститься и приобрести знания и опыт*.”

135. Есть ли в человвеке еще что-либо, помимо души тела?
“Есть посредствующая связка, соединяющая душу и тело.”

— Какова природа этой связки?
“Полуматериальная, т. е. промежуточная между духом и телом. И весьма необходимо, чтобы она была именно такою, иначе дух и тело не смогли бы сообщаться Друг с другом. Посредством этой самой связки дух воздействует на материю, и обратно.”

+ Человек, таким образом, образован из трех составляющих частей:
1. тела, или существа материального, аналогичного животным и оживленного тем же жизненным началом;
2. души. или воплощенного духа, для коего тело служит обиталищем:
3. посредующего начала, или перисприта, субстанции полуматериальной, коия служит духу первой оболочкой и соединяет душу с телом.
В орехе таковы семя или орех, перисперм, или кожица, покрывающая семя, и скорлупа.

136. Независима ли душа от жизненного начала?
“Тело всего лишь —- оболочка; мы непрестанно повторяем вам это.”

— Может ли тело существовать без души?
“Да, и все же как только тело перестает жить, душа его покидает. До рождения еще нет окончательного соединения между душой и телом: но после того как соединение это произошло, смерть тела рвет нити, связывающие его с душой, и душа покидает его. Органическая жизнь может оживлять тело без души, но душа не может обитать в теле, лишенном органической жизни.”

—Чем было бы наше тело, если бы оно не имело души?
“Неразумным куском мяса, чем угодно, только не человеком.”

137. Один и тот же дух, может ли он одновременно воплотиться в два разных тела?
“Нет, дух неделим и не может оживлять одновременно двух разных существ.” (См. в “Книге Медиумов” главу “Двутелесность и преображение”).

138. Что думать о мнении тех, кто рассматривает душу как начало материальной жизни?
“Это вопрос слов, не сути; мы не придаем этому значения; начните с того, чтобы понимать самих себя.”

139. Некоторые духи, и до них некоторые философы, определили душу как “искру одухотворяющую, исходящую из великого Целого”; отчего это противоречие?
“Противоречия здесь нет: все зависит от значенияслов. Почему у вас нет одного слова на каждую вещь?”

+ Слово “душа” используется для выражения понятий весьма различных. Одни называют так жизненное начало, и если любить образные выражения, то вполне справедливо в этом смысле сказать, что “душа есть искра одухотворяющая, исходящая из великого Целого”. Последние слова указывают на вселенский источник жизненного начала, часть коего усваивается каждым живым существом и возвращается к Целому после смерти этого существа. Эта идея никоим образом не исключает собой идеи о существе нравственном, независимом, отличном от материи и сохраняющем индивидуальность свою. И вот это-то существо также называют “душою”, и именно в этом значении можно сказать, что душа есть воплощенный дух. Давая душе различные определения, духи говорили в согласии с тем значением, какое они придавали этому слову, и с земными идеями, коими они были все еще проникнуты. Все это связано с недостаточностью и несовершенством языка человеческого, не имеющего по одному слову на каждую идею, в чем и состоит источник множества недоразумений и споров: вот почему духи высшие говорят нам, чтобы мы прежде выяснили значение, слов**.

140. Что следует думать о теории, согласно которой душа разделена на столько частей, сколько есть мышц в теле, и руководит таким образом каждою из функций тела?
“Это опять-таки зависит от смысла, придаваемого слову "дуща". Если иметь в виду жизненный флюид, то тогда все верно; но если подразумевать под этим воплощенного духа, то тогда это заблуждение. Мы говорим: дух неразделим: он сообщает органам движенье посредством флюида, не разделяясь для этого сам.”

— Однако есть духи, давшие именно такое определение.
“Духи несведущие могут принять следствие за причину.”

+ Душа действует через органы, и органы оживотворяются жизненным флюидом, распределенным меж ними и более изобильно в тех из них, кои суть центры или средоточия движения. Но объяснение это не может подойти к душе, рассматриваемой как дух, обитающий в теле при жизни и покидающий его при смерти.

141. Есть ли доля истины во мнении тех, кто полагает, будто душа является внешней по отношению к телу, будто она окружает его, а не находится внутри?
“Душа вовсе не заперта в теле, словно птица в клетке; она лучится и изливается вовне, как свет сквозь стеклянный колпак или как звук кругом звукового источника: в этом смысле можно сказать, что она внешня, но она отнюдь не становится из-за этого оболочкою тела. У души две оболочки: одна тонкая и легкая, это первая, та, которую ты называешь периспритом: другая — грубая, материальная и тяжелая: это тело. Душа— средоточье всех этих оболочек, словно орех внутри скорлупы: мы уже говорили это.”

142. Что можно сказать о теории, согласно которой душа у ребенка дополняется и достраивается в каждом периоде жизни?
“Дух един; он целостен как у ребенка, так и у взрослого: развиваются же и дополняются лишь органы или орудия проявлений души. Это опять-таки следствие принимается за причину.”

143. Отчего все духи не определяют душу одинаковым образом?
“Не все духи одинаково просвещены об этих материях; есть духи еще ограниченные, не разумеющие вещей абстрактных; это все равно как дети среди вас; есть также духи мнимоученые, щеголяющие словами, чтоб придать себе значительности: это опять-таки бывает среди вас. И затем, сами сведующие духи могут изъясняться по разному, иными словами и выражениями, имеющими по сути тот же смысл, в особенности когда речь идет о вещах, кои ваш язык бессилен выразить ясно: и тогда нужны образы и сравнения, которые вы, однако, понимаете буквально.”

144. Что следует понимать под “мировой душою”?
“Это вселенское жизненное и разумное начало, из коего рождаются индивидуальности. Но те, что пользуются этими словами, зачастую сами себя не понимают. Слово „душа" настолько податливо, что всякий толкует его по воле своей фантазии. Иногда душу приписывали и вашей планете, Земле; под этим следовало понимать совокупность преданно-бескорыстных духов,направляющих, когда вы слушаетесь их, ваши действия по пути добра и являющихся наместниками Всевышнего на вашей планете.”

145. Как могло такое случиться, чтобы столько древних и современных философов целую вечность спорили о психологической науке, не достигнув при этом истины?
“Люди эти были предвестниками извечного спиритического учения; они проложили пути. Они были людьми и, стало быть, могли ошибаться; нередко они принимали свои собственные идеи за свет истины: но сами их заблуждения, выявляя все „за" и „против", послужили тому, чтобы указать истину. Притом среди этих заблуждений находятся великие Истины, открыть которые вам позволит сопоставление.”

146. Помещается ли душа в каком-то определенном и конкретном месте тела?
“Нет, но предпочтительней она находится в голове у великих мыслителей и всех тех, кто много думает, и в сердце у тех, кто много чувствует и все действия которых исполнены человеколюбия.”

— Что думать о мнении тех, кто помещает душу в некий центр жизненности?
“Это значит, что дух живет более в этой части вашей организации, потому что именно туда ведут все ощущения. Но те, кто помещают ее в то, что они рассматривают как центр жизненности, смешивают ее с жизненным флюидом, или началом. Во всяком случае, можно сказать, что местоположение души скорее в тех органах, кои служат для интеллектуальных и нравственных проявлений.”

____________

* “Наша душа — это мы сами, это наше прошлое, настоящее и наше будущее, это все, что мы сделали, и все то, что мы еще создадим. Но главное не это, и не то, что она имеет, но то, что она есть. Потому что ей суждено не только иметь все, но в стать всем.” (И. Р.)
** См. во введении объяснение слова “душа”, II. (А. К.)

§31.Материализм

147. Отчего анатомы, физиологи и вообще те, кто занимается естественными науками, столь часто исповедуют материализм?
“Физиолог все сводит к тому, что он видит или что он способен увидеть. Сие всего лишь гордыня людская, мнящая себя всезнающей и не допускающая самой мысли о том, будто что-то может превзойти людское понимание. Само их знание преисполняет этих людей самонадеянностью; они полагают, будто в природе не может быть ничего от них сокрытого.”

148. Не прискорбно ли, что материализм является следствием тех самых изысканий, каковые, напротив, должны были бы показать человеку превосходство и величие Разума, правящего Вселенною? Должно ли из этого заключить, что исследования эти опасны?
“Неправда то, будто материализм есть следствие этих изысканий: лишь сам человек извлекает из исследований этих ложные выводы, ибо он способен злоупотребить чем угодно, даже самым прекрасным. Небытие, однако, способно ужаснуть более, чем они желают показать, и в так называемых “вольнодумцах” больше бахвальства, нежели настоящего мужества. Большинство из них материалисты только потому,' что им нечем заполнить пустоту эту: у разверзающейся пред ними бездны укажите им точку опоры — и они спешно ухватятся за возможность спастись”

+ Есть люди, из-за какого-то искаженья раэума своего не усматривающие в органических существах ничего, кроме действия материи, и сводящие к нему все наши помыслы и поступки. В теле человеческом они смогли узреть только электрическую машину; механизм жизни они изучали лишь как работу органов тела; они часто видели, как жизнь угасает с разрывом связующей нити, но они не видели ничего, кроме этой нити; они искали, не остается ли там еще чего, А поскольку не находили ничего, кроме омертвевшей материи, поскольку не видели, как ускользает душа и не могли поймать ее каким-либо образом, to из этого заключали, что все объясняется свойствами материи и что, таким образом, смерть означает полное исчезновение мысли, небытие сознания — печальный вывод, если б только оно было так: ибо тогда добро и зло стали бы бесцельны; человек оказался бы созданным лишь для того, чтоб помышлять единственно о самом себе и поставить превыше всего свои услаждения и удовлетворенье своих материальных аппетитов: общественные узы оказались бы разорванными, а самые святые чувства и привязанности безвозвратно утерянными и разбитыми. По счастью, идеи эти весьма далеки от того, чтобы быть всеобщими, можно даже сказать, что они не общепризнанны и ограниченны, представляя собой лишь индивидуальные мнения, ибо нигде они не были возведены в учение*.

Общество, основанное на таких началах, несло бы в себе самом зародыш своего распада, и члены его пожирали бы друг друга, как хищные звери **.

У человека есть инстинктивная мысль о том, что не все кончается для него вместе с жизнью; у него инстинктивное отвращение к небытию. Тщетно он гонит от себя мысли о неотвратимом грядущем: когда наступает последний миг, мало тех, кто не спрашивал бы себя, что станется с ним; ибо в самой идее о том, чтоб безвозвратно уйти из жизни, есть что-то душераздирающее. Действительно, кто смог бы безразлично взирать на полное и окончательное отделенье свое от всего, что дорого ему, от всего, что он любил? Кто смог бы бесстрастно смотреть на разверзающуюся пред ним бездонную бездну небытия, в которой навсегда канут все наши способности и силы, все наши надежды, и сказать себе: “Да! От меня не останется ничего, ничего, кроме пустоты. Все кончено для меня безвозвратно, еще несколько дней — и само воспоминание обо мне сотрется в памяти тех, что пережили меня, а вскоре за этим не останется никакого следа и о пребывании моем на земле. Даже добро, совершенное мной, будет забыто неблагодарными, которых я обязал. И нет ничего, ничего, чтоб как-то скрасить все это, и единственное, что меня ожидает, так то только, что тело мое будут грызть черви!”

Столь жутка, столь леденяще жутка картина эта! Религия учит нас, что так не может быть, и разум подтверждает нам это; но будущее это существованье, смутное и неопределенное, не содержит в себе ничего, что бы удовлетворяло любовь нашу к положительному, и именно это порождает у многих сомненье. Пусть у нас есть душа, но что она такое, душа наша? Обладает ли она какой-то формою и внешностью? Ограниченное она существо или неопределенное? Одни говорят, что она — дыханье Божье, другие, что искра, третьи — будто часть великого Целого, жизненное и разумное начало; но о чем все это говорит нам? Что нам до того, есть ли у нас душа, если после она теряется в безбрежности, словно капля в водах океана?! Утрата индивидуальности — не то же ли это для нас, что и небытие? Еще говорят, что душа не материальна: но ни одна нематериальная вещь не может как-то соотнестись с ними, для нас она — ничто. Религия еще учит нас, что счастливы или несчастны мы будем в зависимости от содеянного нами добра и зла: но каково оно тогда, это счастье, ожидающее нас в Царстве Божьем? Есть ли оно какое-то блаженство, вечное созерцание, единственное употребленье которого состоит исключительно в том, чтобы петь хвалы Создателю? А адское пламя — реальность оно или символ? Сама церковь понимает его именно в этом последнем смысле, но каковы тогда эти страдания? Где оно, это место посмертных мук? Словом, что делается, что наблюдается в мире том, коий ожидает нас всех? Никто, говорят, не воротился оттуда, чтоб поведать нам это. Но -именно сие и неверно, именно в этом и заблуждение, ибо назначенье спиритизма, его историческая миссия в том и состоит, чтоб Просветить нас на этот счет, чтобы не рассуждениями, но с помощью самих фактов позволить нам как бы руками дотронуться до будущности этой и своими глазами ее увидеть.
Теперь, спиритическим сообщениям благодаря, грядущая жизнь более не является смутным предположением, каким-то робким вероятием, которое всяк толкует на свой лад, которое поэты приукрашивают фантазиями и расписывают аллегориями, вводящими нас в заблужденье; теперь это— сама реальность, проступающая перед нами, ибо никто иной, как сами умершие приходят обрисовать нам свое положение, поведать нам, чем они заняты, дать нам возможность, если только можно так выразиться, наблюдать все перипетии новой их жизни и тем показать нам ту участь, каковая неизбежно предназначена и нам в зависимости от наших заслуг и проступков. Есть ли в этом что-то антирелигиозное? Как раз наоборот, ведь скептики обретают здесь веру, а у равнодушных появляются интерес и энтузиазм. Спиритизм, стало быть, самый могучий пособник религии. И поскольку оно так, то лишь потому, что так Богу угодно, а Он дозволяет это ради того, чтоб укрепить неуверенные надежды наши и вернуть нас на путь добра чрез видение грядущего.